Игры разума

Наука о мозге и мифы психологии

Что о природе человека говорят современные исследования мозга? Как мы принимаем решения? Не призрачна ли наша погоня за абстрактным счастьем? Об этом мы узнали на интеллектуальной дискуссии президента Высшей школы методологии Андрея Курпатова и нейробиолога Ильи Мартынова.

«Какова глубина озера Титикака в Южной Америке? Сколько нервных клеток у человека?..» — с незаурядных вопросов начал беседу нейробиолог Илья Мартынов. Прежде, чем начать интеллектуальный спор, Илья предложил аудитории понаблюдать за экспериментом: два гостя должны были написать на доске числовой диапазон для верного ответа на вопросы.

«Никто из участников не знает точную глубину южноамериканского озера, но они тем не менее предложили узкий диапазон для ответа: например, от трёх до пяти тысяч метров, — комментирует результаты задания Илья. — Почему не от нуля до миллиона? Ведь чтобы приблизиться к правильному ответу, нужно взять широкий диапазон значений».

Как отметил Илья Мартынов, всё дело в когнитивном искажении: наш мозг пытается убедить себя, что знает верный ответ, поэтому предлагает узкий диапазон чисел. Подобных искажений, по мнению нейробиолога, у нас предостаточно. «На мой взгляд, никаких искажений не существует, потому что у нас не существует хороших когниций, на которые мы можем опереться», — вступает в беседу президент ВШМ Андрей Курпатов. Но как и на основе чего мы принимаем решения? 


Мозг vs свобода воли

Изучение механизма принятия решений началось с исследований нейробиолога Бенджамина Либета. В 1979 году учёный с помощью энцефалографа провёл серию экспериментов, которые показали, что осознание человеком «своего» решения происходит спустя 300 — 400 миллисекунд после изменения активности мозга. То есть мозг принимает решение почти за полсекунды до того, как мы его осознаем! Эксперимент Либета был встречен недоверием и критикой, но и спустя десятилетия результаты его экспериментов подтверждались.

«Критика эксперимента связана с тем, что мы не понимаем, что представляем собой на самом деле. Мы — это наш мозг. Иногда он ставит сознание в известность, какие решения принял, а иногда — нет. В этом смысле иллюзия свободы воли — это оксюморон», — завершает Андрей Курпатов рассказ Ильи Мартынова об исследованиях Либета.
Научные результаты нейрофизиолога подточили основу существующих идей о человеке: так, психология строилась вокруг представления, что у человека есть некое «я», а исследования мозга эту идею не подтвердили.



Мозг и психотерапия


Получается, всё, что было известно о человеке — красивая история о фиктивной личности. Но почему в своё время был популярен и эффективен психоанализ?

Андрей Владимирович отметил важность культурного контекста: начало XX века было временем жёстких викторианских нравов, когда тема секса открыто не обсуждалась, и многие психические расстройства были связаны с подавленным сексуальным влечением. Психоанализ Зигмунда Фрейда оказался кстати: психоаналитики поддерживали попытки людей разобраться в сексуальных проблемах.

Илья Мартынов объяснил механизм возникновения неврозов с точки зрения нейрофизиологии. Особое внимание обратил на функцию ретикулярной формации: она направляет потоки информации к двигательной коре мозга и подкорковым структурам. По этому принципу формируются наши тревоги: зависит от того, какую информацию будем давать мозгу.

«Ретикулярная формация не даёт нам быть спокойными, направляет в подкорковые структуры мозга энергию, которая далее идёт на конкретные действия: например, борьбу за выживание, продолжение рода», — дополняет пояснения нейробиолога Андрей Курпатов.

Однако в комфортных условиях современного мира человеку не нужно бороться за выживание. Нашей безопасности угрожает только непредсказуемая случайность. 
Получается, энергия ретикулярной формации не задействована по её эволюционному назначению и заставляет нас тревожиться зря: поводы для переживаний нам подкидывает культура. 


Иллюзия счастья


Мы не только придумываем поводы для беспокойства, но и мечтаем об эфемерном счастье. Однако эволюция создала нас не для счастья: мы были призваны к борьбе за существование.

Этот момент Андрей Курпатов проиллюстрировал экспериментом «Вселенная 25» этолога Джона Кэлхуна. Учёный поместил испытуемых мышей в бак с идеальными условиями для жизни. Однако вместо того, чтобы процветать в своём раю, животные проявляли внутривидовую агрессию, а новое потомство стало вести пассивный образ жизни: самки отказывались от размножения, а самцы не стремились за них бороться. Эксперимент завершился на 1780 день, когда от старости умерло последнее животное.

Получается, жизнь в райских условиях не такая счастливая, как может показаться. В «идеальном» мире нас поджидает фундаментальный кризис. Быть может, не стоит стремиться к иллюзорному счастью?

«Если мы осознаем наличие реальных препятствий и задач, нам будет на что направить энергию ретикулярной формации. Полюбите проблемы, радуйтесь сложностям — это счастье, ведь наш мозг может заняться реальным делом», — завершил дискуссию Андрей Курпатов.
Друзья, скоро организаторы дискуссии «Выставка мозга» поделятся с нами видеозаписью дискуссии. А пока держим интригу — публикуем тизер.