Лариса Марарица

Четыре эффекта социальных сетей: чем полезны для человека?

Друзья, рады сообщить, что мы начинаем публикацию материалов лектора проекта «Зануда», социального психолога и кандидата психологических наук Ларисы Марарицы. Лариса совместно с Татьяной Орловой ведёт нескучный блог о новых исследованиях в области социальной и организационной психологии.

Сегодня Лариса расскажет нам о пользе социальных сетей для обычного человека. Оригинал статьи —на сайте нескучного блога.


Когда в дружеской компании или на лекции рассказываю про модель социального окружения, число Данбара, социальный капитал и виртуальные социальные сети, всегда находится тот, кто спрашивает, как эти знания можно использовать в жизни. Я поняла, что это важно и не так очевидно, как кажется мне, поэтому написала этот пост о четырёх эффектах виртуальных социальных сетей, которые полезно знать каждому человеку.

В фантастическом романе Роберта Хайнлайна «Двойная звезда» актёр становится двойником политика космического масштаба. Кроме таланта ему в этом помогает «ферли-архив». Это гигантская записная книжка с информацией о всех знакомых прототипа, со сведениями, которые невозможно удержать в голове: фото, дни рождения, подробное описание встреч с хронологией и локацией, интересы и вкусы, имена близких — и другой информацией, собранной из различных источников. Это феноменально точное описание содержания личной страницы в виртуальных социальных сетях типа Facebook, основанной полвека спустя.

ЭФФЕКТЫ.jpg


1. Эффект «серой зоны»

Умелое использование социальной сети даёт возможность каждому создать свой ферли-архив как для реальных, так и для виртуальных контактов. Для людей, живущих в городах, с динамичной социальной средой и богатой социальной жизнью, вероятность забыть того, с кем познакомился однажды, очень высока. Важно не только сохранить контактную информацию, но и запомнить детали, чтобы иметь возможность поддержать или возобновить общение.

Со временем знакомства уходят в «чёрную зону» нашей памяти, а контакт разрывается (даже если визитка осталась) (Dunbar, 2003). Сети позволяют расширить «серую зону»: увеличить количество людей, которых можно вспомнить, посмотрев информацию в сети. Знание контекста знакомства, память о прошлом общении определяет его качество в дальнейшем и позволяет развивать отношения.

Кнопка «посмотреть дружбу» (такая есть в Facebook) — хороший и полезный помощник для тех, кто бережно относится к истории отношений с другими людьми: например, выкладывает в сеть фото с новыми знакомыми, делится с ними впечатлениями об общении или о мероприятии, которое они посетили вместе. Всё это служит потом якорем для памяти и отправной точкой для нового разговора.

Конечно, сейчас есть программы, приложения, позволяющие найти о человеке больше информации, чем содержит личная страничка в социальной сети. Но эта дополнительная информация обычному человеку в нормальной ситуации не нужна, потому что в общении можно опираться только на то, что человек разрешил о себе знать, — таковы нормы общения.



2. Эффект «социальной смазки»


Знание об общих интересах, знакомых, событиях из жизни помогает завязать разговор с незнакомым человеком или поддержать его с тем, кого нет возможности видеть регулярно. Заполняя страницу в социальной сети и определяя настройки приватности, человек даёт другим людям понять, кому и как к нему следует обращаться. Контент личной страницы — сигнал о том, что с ним можно обсудить. Эта информация служит «социальной смазкой» (феномен предложен Ellison et al. 2011), помогающей людям устанавливать, сохранять и развивать контакт. Если человек не пользуется сетями, скорее всего он не заинтересован в поиске новых контактов или даже в поддержании уже существующих при помощи виртуального общения. Публичная информация служит социальной смазкой даже если человек об этом не думает и сознательно ей не управляет.

Стремясь выбрать удобный формат общения и хранения контактов, мы выбираем разные социальные сети. Обычно ту, где наши друзья. Но эта не вся правда.
Виртуальные социальные сети отличаются друг от друга не только составом и географией пользователей, но и тем, какую информацию они предоставляют, как дополняют социальную реальность. 


3. Эффект «дополнения реальности»


Для примера обратимся к сети Snapchat, появившейся пять лет назад. Главная её особенность — обмен сообщениями с исчезающим контентом, в основном, фото и видео. Такой подход оказался очень продуктивным и вовлекающим, позволил приложению завоевать сердца пользователей, поскольку не требовал от них совершенных фотографий, как Instagram. Обмен фото позволяет управлять впечатлением, формировать более «крутой» имидж, создавать информационные поводы для общения оффлайн.

В этом приложении можно не только увидеть «кусочек» жизни своего друга, но и в реальном времени наблюдать, пользуется он приложением или нет, отслеживать информацию о статусе ваших отношений, основанную на объёме взаимодействия. Эти показатели влияют на отношения. Snapchat для американских подростков стал местом «где всё происходит»: сообщения в нём позволяют управлять имиджем, создавать поводы для общения и даже вскрывать ложь (Vaterlaus, 2016). Важно понимать, что подобная информация не только дополняет реальность, но и меняет её.

В Facebook и Вконтакте мы можем увидеть, сколько друзей нас объединяет с тем или иным человеком, оценить размер его виртуальной эго-сети, понять его стратегию «виртуальной дружбы». Все эти примеры касаются информации, которая в принципе не могла быть доступной без социальных сетей. Она делает социальную жизнь человека более прозрачной как для него самого, так и для других людей.

Те, чья работа связана с социальными сетями, знают, что сети предоставляют разную информацию и дают разные ресурсы. Общение в них можно планировать, увеличивая свой «социальный капитал». Социальный капитал — это то, что приносят людям знакомства, дружба с другими людьми, включённость в различные социальные институты, которые выступают гарантами выполнения обязательств. Например, доверие облегчает процесс переговоров, родственные отношения предполагают помощь в трудной ситуации, а знакомство открывает новые возможности.


4. Эффект «специализации социальных сетей»


В 2017 году в журнале «Computers in Human Behavior» вышла статья Джо Фуа и его коллег, которая проверяла важную гипотезу о связи сети, в которую включён человек, с характеристиками его социального капитала (Phua et. al., 2017). Оказалось, что Twitter связан с развитием слабых связей (далее по убыванию: Instagram, Facebook, and Snapchat), а Snapchat — сильных. 
Слабые связи помогают людям делиться информацией, не связывая их при этом обязательствами. В то время как сильные предполагают эмоциональную близость с другими людьми и поддержку. Нам трудно отказать тем, с кем мы связаны таким образом. 

Конечно, это кросс-секционное исследование 297 американских студентов с опорой на опросник виртуального социального капитала Дмитрия Виллиамса (ISCS, 2006) нельзя считать доказательством причинно-следственной связи между использованием определенной социальной сети и ростом реального социального капитала человека. Но формулировка гипотезы и результаты очень интересны: помогают понять, почему большинство пользователей используют несколько социальных сетей одновременно. Таким образом, мы можем предполагать, что социальные сети отличаются друг от друга по тому, какой вид связей они помогают поддерживать или развивать.

Для поддержания отношений с близкими и друзьями (сильные связи) лучше пользоваться Snapchat, для приятельского общения (слабые связи) Facebook, а для знакомств («парасоциальные связи») — Twitter. Парасоциальные связи — это односторонние связи, определяющие известность человека. Это тот случай, когда человека знают те, кого не знает он сам. Для кого-то приобретение парасоциальных связей или виртуальных друзей может быть важным поводом, чтобы стать пользователем социальной сети.

Эффект специализации важно учитывать исследователям персональной эго-сети или социального капитала. Цель собрать максимально полную картину отношений человека почти невыполнима, если ограничиваться данными одной виртуальной социальной сети: нужно несколько дополняющих друг друга коммуникативных сред. Реалистичность и статус такой полной картины виртуального социального окружения человека в науке ещё обсуждается (Марарица, Титов, 2017).

Кому-то покажется, что использовать эти четыре эффекта специально неэтично и неестественно. Но Роберт Хайнлайн уже ответил на этот вопрос: «фиксировать их (сведения) в архиве не более нечестно, чем записывать в записную книжку день рождения друга, чтобы не забыть о нём». Запоминать детали общения — это проявление вежливости и внимания по отношению к другому человеку. 
Будем надеяться, что виртуальный социальный капитал и дополненная социальная реальность создадут среду не только для нарциссизма, зависти и контроля, но и помогут объединить людей, увеличить их креативный потенциал. 


Источники:

  1. Dunbar R.I.M. The social brain: mind, language, and society in evolutionary perspective // Annu. Rev. Anthropol. 2003. С. 163–181.
  2. Ellison N.B., Steinfield C., Lampe C. Connection Strategies: Social Capital Implications of Facebook-enabled Communication Practices // New Media Soc. 2011. Т. 13. № 6. С. 873–892.
  3. Vaterlaus J.M., Barnett K., Roche C., Young J.A. «Snapchat is more personal»: An exploratory study on Snapchat behaviors and young adult interpersonal relationships // Computers in Human Behavior, 2016, 62, 594-601.
  4. Phua J., Jin S.V., Kim J.J. Uses and Gratifications of Social Networking Sites for Bridging and Bonding Social Capital: A Comparison of Facebook, Twitter, Instagram, and Snapchat // Computers in Human Behavior, 2017, 72, 115-122.
  5. Марарица Л. В., Титов С.М. Социальный мир человека в эпоху виртуальных социальных сетей // Информационное общество. 2017. № 2. С. 30-36 (в печати).